(c) Официальный сайт Льва Дурова - LevDurov.Ru.
  Байки Дурова
АНАРХИЯ- МАТЬ ПОРЯДКА

Как-то проходил я с приятелем-журналистом мимо метро «Кировская». А он мне и говорит:

—Послушай, хочешь, я тебя познакомлю с настоящим анархистом? Ведь ты их небось только в кино видел? А доведись тебе играть роль анархиста...

 -Да знаю! - отмахнулся я. - Сейчас, куда ни плюнь, так и попадешь то в графа, то в князя, то в анархиста. Раньше где были?

 -Зря ты так, - обиделся журналист. - Иван Егорович Мокин настоящий, убеждённый анархист. Ученик Петра Алексеевича Кропоткина, теоретика анархизма, весьегонский сослуживец легендарного генерала Тодорского.

 Господи, с трудом вспомнил я, это же, кажется, связано с гражданской войной!

 —И сколько же годков твоему анархисту?

 —Восемьдесят пять. Но ты не беспокойся — он резвей тебя.

Мы купили чай, сахар и много печенья. Как сказал приятель, Мокины ни в чем больше и не нуждаются.

Через десять минут мы уже звонили в квартиру анархиста.

Дверь нам открыл сам хозяин - подвижный, маленький, сухонький, с выцветшими голубыми глазами. Голова его была как-то небрежно повязана цветастым ситцевым платочком, завязанным под подбородком. Из-под него светилась розовая лысинка, и все лицо его было розовеньким, как у младенца. Светился даже маленький носик пуговкой. Под стать была и его супруга — два этаких божьих одуванчика, дунь - и полетят но комнате белые пушинки. Киношный образ анархиста - громилы в тельняшке и с маузером в кобуре — сильно померк в моём воображении.

И еще меня поразило обилие книг: они свешивались с полок, торчали из каждого угла, громоздились на стульях, табуретках, тумбочках. И только на письменном столе самого Ивана Егоровича лежала единственная книга в черном переплете — «Записки революционера» Петра Кропоткина. Бывший весьегонский «четырехэтажный» комиссар (комиссар торговли, промышленности, обложения и труда) так до гробовой доски и не изменил своим убеждениям. А дожил он до девяносто одного года.

 Незадолго до его кончины, но просьбе старых большевиков Мокину решили дать персональную пенсию вместо обычных двадцати трёх пенсионных рублей. А чтобы соблюсти формальность, его попросили прийти на бюро райкома партии — коммунистической, конечно. И вот тут-то один из благодетелей (из уважения к старику) заявил, что Мокин всегда работал бок о бок с Советской властью на ответственных постах, а что касается его увлечений молодости, то с возрастом они проходят и, мол, кто не переболел ложной романтикой анархизма.

 Если бы  у старика Мокина был тогда маузер, он, не задумываясь, влепил бы этому своему «защитнику» пулю в лоб. Он вскочил и белыми от бешенства глазами обвёл членов бюро.

 - Оглянитесь на себя! А я не меняю свои убеждения, как перчатки! - и сильно хлопнул дверью.

 Персональную пенсию ему все равно дали: не стали молодые большевики афишировать, что старый анархист поставил их к стенке.

Немного не дожил Иван Егорович до того дня когда его благодетели сменили перчатки в очередной раз. В последний ли?

А я подумал вот о чём. Так ли уж странен убежденный анархист Мокин, отказавшийся от персональной пенсии, чтобы только подтвердить эти свои убеждения? И не более ли странны те твердокаменные воинствующие атеисты, которые на своих «убеждениях» сделали карьеру, а ныне смиренно стоят в божьих храмах со свечами в руках?

 Не знаю, не знаю...


>> Возврат в раздел Байки Дурова на LevDurov.Ru.